Регистрация
Напомнить пароль

0.00%

EUR / USD 1.1746 (-0.38%)|USD / JPY 112.2855 (0.11%)|USD / RUB 57.4773 (0.36%)
ИндексМесяцГод
ММВБ+1.9%+6.9%
USD/RUB-0.3%-9.2%
EUR/RUB-1.6%-2.7%
Золото-2.3%-5.8%
Мы в соцсетях:

Жизнь за деньги. Страховщики жизни хотят объединиться с НПФ и отобрать часть вкладчиков у банков // Banki.ru

02.03.2017 Источник: Banki.ru

Страхование жизни стало драйвером всего российского страхового рынка — оно самое быстрорастущее в Европе и к тому же стабильно прибыльное.

Сами страховщики считают, что в обозримом будущем рынок инвестиционного страхования жизни (ИСЖ) должен вырасти в 5—7 раз, а его продукты составят серьезную конкуренцию банковским вкладам и НПФ.

Впереди Европы всей

К концу 2016 года по объему собранных премий страхование жизни практически сравнялось с ОСАГО, а оба эти вида вместе составляют половину всего страхового рынка, отмечают представители Ассоциации страховщиков жизни (АСЖ). Лет 10—15 лет назад такой бурный рост сегмента невозможно было себе представить — еще несколько лет назад страхование жизни составляло лишь 3—5% от всего страхового рынка. А в прошедшем году этот сегмент вырос более чем в полтора раза, на 66%, до 215,7 млрд рублей, а его рыночная доля увеличилась с 12,7% до 18,3%. По словам председателя комитета по развитию страхования жизни Всероссийского союза страховщиков Максима Чернина, таких темпов роста нет нигде в Европе. Да и в мире Россия по динамике роста ИСЖ точно входит в тройку лидеров.

«Уже не первый год страхование жизни становится лидером по темпу развития среди всех сегментов страхового бизнеса РФ, а показатель прироста страховщиков жизни в 75% (с учетом премий в сегментах non-life) по итогам 2016 года выглядит просто впечатляюще, — говорит Максим Чернин. — На протяжении последних пяти лет главным драйвером развития направления остается инвестиционное страхование жизни, набирающее обороты на фоне снижения ставок по депозитам и активного включения в продажи продукта новыми участниками-партнерами, прежде всего розничными банками».

Рост взносов по страхованию жизни связан как с популяризацией инвестиционных программ, так и с оживлением кредитования, отмечает Банк России, комментируя финансовые итоги 2016 года.

Почему оно взлетело

Судя по данным 22 компаний, входящих в АСЖ, в первые два месяца 2017 года прошлогодние темпы прироста сохраняются, вопреки прошлогодним прогнозам экспертов, сулившим замедление. В середине 2016 года «Эксперт РА» опубликовало свои оценки перспектив этого сегмента страхового рынка. «В связи с насыщением сегмента инвестиционного страхования темпы прироста взносов вновь снизятся до 15—20% в 2017 году, и к 2018 году потенциал полностью будет исчерпан», — говорилось в документе.

Впрочем, аналитики «Эксперт РА» не исключали, что откроются и новые горизонты для ИСЖ, в случае создания «благоприятной среды для развития накопительного страхования». Условиями многократного увеличения объема рынка ИСЖ в перспективе двух-трех лет (то есть к 2019—2020 годам) эксперты называли расширение налоговых льгот, отведение страховщикам жизни места в системе обязательного пенсионного страхования и разработку законодательной базы для продуктов долевого страхования (unit-linked), которое и сами компании считают наиболее перспективным направлением развития рынка.

Долевое страхование (unit-linked) — комбинированный продукт, сочетающий классическое накопительное страхование жизни с инвестиционной составляющей, при котором лишь часть портфеля по желанию страхователя размещается в более рисковые и потенциально более доходные инструменты. В июне 2016 года Ассоциацией страховщиков жизни подготовлена концепция изменений в российское законодательство, которая позволит развивать сегмент долевого страхования жизни на российском рынке.

Компании, специализирующиеся на «жизни», убеждены, что потенциал роста на рынке не просто есть — он огромен. Управляющий директор компании «Росгосстрах-Жизнь» Александр Бондаренко уверен, что рынок будет расти не линейно, а экспоненциально. «Если не произойдет каких-то законодательных ограничений и не будет потрясений в стране, в диапазоне 5—7 лет объем рынка инвестиционного страхования жизни достигнет 1—1,5 триллиона рублей», — говорит он.

«Если поделить этот объем на 140 миллионов человек населения, то на каждого придется около 7 тысяч рублей, или около 120 долларов, премий», — отмечает глава АСЖ, президент компании MetLife Александр Зарецкий, подчеркивая реальность многократного увеличения объема рынка инвестиционного страхования жизни.

Схожие показатели (1 трлн рублей через пять лет), по словам Зарецкого, заложены и в обновленную недавно стратегию развития АСЖ и всего рынка страхования жизни. Для сравнения: общая сумма взносов, полученных российскими страховщиками по всем направлениям страхования за 2016 год, составила 1,2 трлн рублей. То есть в обозримом будущем сегмент инвестиционного страхования жизни будет сравним по масштабам со всем нынешним объемом страхового рынка (рынок каско отчетливо сжимается, упав почти на 9% за 2016 год, ОСАГО вообще находится в глубоком кризисе, рост показывает разве что страхование имущества и физлиц).

«Этот рост ставит перед рынком и регуляторами два важных вопроса: контроль за качеством активов и платежеспособностью ключевых игроков, а также создание регуляторной и законодательной базы других направлений развития личного страхования, включая добровольные пенсионные программы, страхование от несчастных случаев и болезней, долевое страхование жизни», — комментирует Зарецкий.

«Отнять» депозиты

За счет чего же может расти инвестиционное страхование жизни? Тем более в кризис, когда денег у людей стало существенно меньше. «Деньги у людей есть: депозиты не сокращаются, депозиты растут, — рассуждает Александр Бондаренко. — Депозитная база по-прежнему растет, а кредитовать по-прежнему некого». В корпоративном секторе по-прежнему ограниченный круг заемщиков, которые уже распределены. В частном секторе будет расти ипотека, но ее объемы все еще невелики. А бума потребительского кредитования в ближайшие 5—10 лет не произойдет. Даже если он наметится, Центробанк будет его «притормаживать», чтобы не дать вырасти закредитованности, полагает Бондаренко.

Ставки по банковским вкладам настолько низкие, что перестали привлекать инвесторов. Доходность по ИСЖ в целом выше, плюс она еще дает страховую защиту. Соответственно, сейчас тот момент, когда страховщикам жизни нужно «брать» рынок депозитов. Это одна из ключевых задач для крупнейших игроков на рынке инвестиционного страхования жизни. «В тех банках, которые уже вышли на полную мощность и вкусили комиссионный доход от продажи ИСЖ, от конвертации депозитной базы в ИСЖ, выходят на такие показатели, как 5—10% от депозитной базы. Соответственно, мы можем побороться за 5—10% от общей депозитной базы, которая в январе составляла 24 триллиона рублей», — говорит управляющий директор СК «РГС-Жизнь».

Понимая, что драйвером роста всего сегмента «жизни» является ИСЖ, необходимо все-таки увеличивать долю проникновения классического накопительного страхования жизни, которое больше ориентировано на защиту, настаивают страховщики. Этот сегмент также будет потихоньку расти, уверен Бондаренко. Не в 5—7 раз, как ИСЖ, но свои 15—20% прироста в год он давать будет.

Главная угроза для страховщиков жизни сейчас — не банки с их депозитами, а инвестиционные компании и управляющие компании, они могут делать более гибкие продукты, отмечает Максим Чернин. «Мы будем конкурировать не с депозитами (люди несут деньги в ИСЖ, потому что ставки по депозитам очень низкие), а с другими инвестиционными продуктами», — говорит он. Поэтому для устойчивости рынка страхования жизни так важно развивать и рисковые компоненты.

«Жизнь» атакует НПФ

Второй большой сегмент финансового рынка, на который претендуют страховщики жизни, — это пенсионные накопления граждан. В диапазоне 2—3 лет, по мнению Бондаренко, рынок ИСЖ догонит и обгонит рынок НПФ.

Страховщики жизни, естественно, хотят встроиться в новую разрабатываемую сейчас пенсионную систему и уверены, что у них это получится лучше, чем у тех же негосударственных пенсионных фондов. Один из ключевых доводов — что страховые компании гораздо более устойчивы и надежны. За последние несколько лет десятки НПФ ушли с рынка, не расплатившись с клиентами, АСВ вынуждено было компенсировать их потери. В страховании жизни такой случай за пять лет только один (Общество страхования жизни «Россия»).

У страховщиков уже давно есть продукты, аналогичные индивидуальному пенсионному капиталу (ИПК), концепция которого сейчас активно обсуждается. По мнению членов АСЖ, страховщикам сейчас важно подтвердить, что они могут обслуживать подобные продукты, а они не сложнее, чем то, что предлагается по накопительному и инвестиционному страхованию жизни сейчас.

Согласно рабочей концепции ИПК, человек сам будет решать, принимать ли участие в этой схеме. Плюс, согласно последним версиям концепции, есть очень небольшое стимулирование для работодателя. Сотрудник будет сам решать, в каком фонде ему обслуживаться и каким будет уровень его отчислений. Здесь важна работа с самими людьми, а не с работодателями. Поэтому здесь больше ресурсов у страховщиков жизни.

На данный момент у Минфина, ЦБ РФ и Минтруда разные позиции по поводу того, как будет формироваться и управляться ИПК. Согласно позиции Минфина, должны быть стандартизированные схемы пенсионных продуктов, которые могут быть предложены либо пенсионным фондам, либо страховым компаниям. Причем страховые компании планируется допустить к ИПК не сразу, а через год-два.

Для этих продуктов будут применяться налоговые льготы и физлицам (НДФЛ), владельцам пенсионных счетов, и работодателям, которые будут участвовать в софинансировании пенсионных взносов. Эти программы попадают под систему гарантирования, которая будет для них установлена, — по аналогии с АСВ.

Во многих странах ввели систему автоматического подключения работников к системе добровольного накопления, чтобы по максимуму вовлечь людей в систему. То же самое планируется сделать в России. Поначалу деньги работника, который даже еще не знает, что его подключили к системе, будут направляться туда, где у него есть обязательные пенсионные накопления, которые сейчас заморозили. Дальше человек может решать, куда переложить деньги и нужно ли их вообще перемещать.

Согласно такой схеме, страховщики в систему не попадают на старте, так как не обрабатывают обязательные пенсионные накопления. «Мы считаем это неправильным. Если правительство поставило перед собой цель достичь максимального проникновения добровольных пенсионных программ, страховщиков нужно подключать с самого первого дня (ориентировочно с 2018 года. — Прим. Банки.ру)», — считает президент АСЖ Александр Зарецкий.

Есть еще один недоработанный момент, на который указывают страховщики жизни. И дополнительный довод допустить их к ИПК с самого начала. У страховщиков есть пул корпоративных и индивидуальных пенсионных клиентов, которые уже купили пенсионную программу и сознательно платят деньги. Они могут оказаться в проигрыше относительно людей, которых подключили насильно и много позже. И Минфин, и ЦБ согласились с доводами участников рынка — этот вопрос будет прорабатываться.

Конкуренция между НПФ, УК и ИСЖ в ближайшее время явно ужесточится, особенно в рамках пенсионной реформы. Но в недрах страхового сообщества вызрело одно нетривиальное решение, которое может существенно упростить взаимодействие всех участников рынка. Александр Бондаренко, который в «Росгосстрахе» отвечает за два бизнеса — негосударственные пенсионные фонды и страхование жизни, — считает, что нужно просто объединить эти два вида деятельности, которые суть одно и то же, и выдавать единую лицензию.

Эксперты страхового рынка к этой идее относятся положительно.

Ольга Кучерова

Поделиться:
Подписаться на Twitter:
Follow Investfundsru on Twitter

03.03.2017Риски не дифференцируются. Требования для систем управления ими будут едиными // Коммерсантъ
 02.03.2017Жизнь за деньги. Страховщики жизни хотят объединиться с НПФ и отобрать часть вкладчиков у банков // Banki.ru
01.03.2017У Минфина очистились аудиторы. С сайта министерства исчезли данные о нарушениях участников рынка // Коммерсантъ